По первому льду — Практика ловли — Газета Рыбак — Рыбака №15/2016

Кому из вас не знакомо чувство легкого волнения, когда ударили морозы и встает лед? Начинаешь обзванивать друзей рыболовов, уточняя, как там обстановка на водоемах. Это промежуточное состояние между ловлей на от­крытой воде и на льду некоторые называют каникулами. Уж очень они утоми­тельны, эти недели ожидания. Пока ждешь, первым делом инспектируешь про­шлогодние снасти и оборудование. Проверяешь снасти: раттлины, купленные в прошлом году в каких-то астрономических количествах. Вспоминаешь, на ка­кие из них отлично брал судак. И как обычно бывает, уловистыми были от силы три-четыре, остальные же покупал из-за новизны цвета или модели. За этими делами не замечаешь, как проходит неделя – и уже звонят друзья, первыми вышедшие на лед.

По первому льду - Практика ловли - Газета Рыбак - Рыбака №15/2016

Этим летом меня свозили на торфяные болота под Тверью. И хотя нельзя сказать, что я там обловился, но запал на эти места. Это как в компьютерной игре: надо взять следующий уровень. Теперь это уровень ловли со льда.

Просторы большие. Где ее искать, на что будет брать? Первая информация – берет на раттлины у травы на глубине всего 30 см подо льдом. При подсечке рыба просто пробкой вылетает на лед. Такое у меня было в Финлян­дии, когда весной я ловил судака у края тра­вы – он туда почему-то заходил. Вода была мутной, глубина от силы полметра. Опуска­ешь виброхвост лимонного цвета, и тот не успевает дойти до дна, как следует поклев­ка. Подсекаешь – и рыба вылетает на лед. И вот тут, говорят, то же самое. Понятно поче­му рыба там стоит: прячется в траве у берега.

Завтра мы это проверим!

Выехали мы с товарищем рано утром, в 5.30. Дорога занимает два часа – 170 км. Как нам сообщили, грейдер там чистил до­рогу и на выезде на грунтовую дорогу, по которой нам надо ехать до места, сделал бордюр из снега высотой с метр. Придет­ся искать объезд, и это немного напрягает.

Время в пути пролетело быстро за раз­говорами о рыбалке. Давно не виделись, и каждый обменивался своими рассказами о последних поездках. На удивление, объезд­ной путь нашли быстро. Последнюю часть пути до места ловли надо проехать между выработками торфа, которые теперь ста­ли заросшими озерами, по возвышающей­ся над ними дороге. Ее местные называют Амурские волны, потому как ямы и подъ­емы на ней напоминают высокие волны. Ехать по ней утомительно еще и потому, что можешь соскользнуть в кювет, откуда без без местного тракториста не вылезешь. А это потеря целого дня и, соответственно, рыбалки. Вот и плывешь еле-еле с мокрой от напряжения спиной.

Подъезжаем и видим: вся так называ­емая стоянка утыкана машинами, их не меньше дюжины. Столько я тут никогда не видел. Настроение падает, потому как представляешь, что уже кто-то впереди те­бя все места занял и ловит. Но приехали так приехали, надо еще идти пешком 3-4 км: местные егеря предусмотрительно вырыли канаву, чтобы машины не ездили.

Собираем вещи и выдвигаемся в путь. Хорошо, что кто-то на снегоходе укатал тропу, и идти по ней не так утомительно. Когда подошли обнаружили, что на нашем месте никого вообще нет – все местные бы­ли на другой стороне.

По первому льду - Практика ловли - Газета Рыбак - Рыбака №15/2016

     Надо сказать, что водоемы тут имеют числовые названия: Пятый, Шестой и т. д. Размеры их колоссальны. Найти рыбу тут можно только, ловя ее несколько лет под­ряд. Вот местные ее нашли на левой сторо­не среди затопленных останков деревьев. Вид сюрреалистический. Обрубленные пни, торчащие из-подо льда, и люди, лави­рующие между ними. Но мы пошли напра­во, туда, где осенью я ловил на спиннинг по 20 щук в день. Паша, мой товарищ, сел на мормышку — ну любит он так ловить. Я же пошел пилить лунки вокруг торчащих су­хих ветвей, где по осени стояло много щук.

     Одна, вторая, третья лунка — везде тра­ва. Уже начинаешь злиться: как тут ловить?! Наконец на пятой или шестой лунке опу­скаю – чисто! Глубина от кромки льда 30 см, не больше. При подъеме балансир бьет по льду. Ничего. Тишина. Как потом нам мест­ные сказали, не берет она зимой тут на же­лезо. Но мы-то про это еще не знали.

     Мелькнула мысль: надо ее чем-то рас­шевелить. Чем? О’кей, были у меня где- то шумные Jackal TN 60. Ставлю – и уга­дываю. Точно! На третьем взмахе легкий удар. Есть! Вынимаю щуренка грамм под триста. Маловат. Отпускаю с напутствием, чтобы позвал папу с мамой.

     Паразит, не позвал. Тишина. Начинаю пилить к берегу и вдоль. Ничего. Мой то­варищ подходит, настроение у него не ах­ти. Один вялый окунек. Я переползаю, ина­че это не назовешь, по пояс в снегу на сле­дующее озеро.

     Иду к том месту где осенью также ло­вилась щука. На лунке примерно десятой – удар. Вытаскиваю, эта покрупнее. Паша снова подходит весь в расстроенных чув­ствах. Ничего не берет. Так обычно и быва­ет в первую рыбалку на до конца не изучен­ном водоеме. Сколько раз я пролетал имен­но так!

     И в Финляндии в судачьем заливе я долго не мог понять, как здешнего суда­ка ловить, пока не помог случай. Сидел я как-то в раздумьях. Опустил даже подво­дную камеру. Вижу судака, но поймать не могу. В Москве, когда спрашивал, на что ловится судак, мне все тогда советовали брать блесну, похожую на лыжу. Я набрал их несколько, но финский судак их игно­рировал. Так вот тогда мимо меня прохо­дил финн, заинтересовавшийся камерой. Было это еще в новинку, никто так не ло­вил. Удочка у него была сломана, леска по­рвана. Я его спрашиваю, что это? Какой- то монстр, говорит, рванул и все сломал. Тут я не удержался: «А на что?» Оказыва­ется, на «Куусамо Рясанен» – летнюю блес­ну под окуня с рубином посредине, вес 11 грамм. Для меня это было откровением: как это зимой на летнюю блесну?

     На следующий день я рванул в мага­зин и на мою радость купил единственную оставшуюся у них такую блесну. Больше я там ее никогда не видел. Как будто, сам Бог ее мне оставил. В тот день я поймал своего первого судака и уже потом ловил их по 30 штук в день. Финны за мной ходили по пя­там, никак не могли понять как.

По первому льду - Практика ловли - Газета Рыбак - Рыбака №15/2016

     В рыбалке для меня это всегда самое увлекательное: понять, найти, «обезору­жить» и поймать. Каждый новый водоем – это новая задача, и пока ты ее не решишь, остановиться не можешь. Так и здесь меня затянуло.

     Паша тем временем ушел на другую сторону, в пни к местным, и выяснил, что сегодня было много поклевок с утра. Они все ставят жерлицы по какому-то огром­ному количеству штук. Здесь рыбацкие законы – на одного 10 штук – не действу­ют. То ли все голодные, то ли в крови у них – бери, иначе другие заберут. К сожа­лению, так рыбу и выбивают. Они пойма­ли 10 штук. Одна щука на 6 жерлиц. Но за­то мне теперь понятно, где в следующий раз ловить.

     А в этот раз мы вернулись к обеду к машине, собрались и поехали домой. Па­ша все удивлялся: «Ну ты и настойчи­вый»! А как быть не настойчивым, ес­ли приехал за 170 км?! По дороге назад вдруг увидели скопление машин и при­личное количество рыбаков на одном из прудов. Решили остановится и спросить, что ловят. Ротана, и в огромных количе­ствах. Было уже 15.30 и народ потянулся к берегу. У каждого было по большому па­кету, скорее, даже мешку, ротанов.

     Половим? Половим! Отведем немного душу. Тут же смастерили мормышки. Опа­рыш у нас был. Пошли на лед. Встречные рыбаки говорили, что ротан «замолчал». Нас это не остановило. Первая, вторая лун­ка – и есть поклевка! Первый в моей жиз­ни ротан!

     Вскоре стемнело. Мы, поймав кило­грамма два отличных ротанов, вернулись к машине и поплыли по Амурским волнам к дому. Настроение у нас было отличное.

Семен ШАДРИН

Источник: rybak-rybaka.ru

Читайте также:

Добавить комментарий