Загрязнение водоемов украины часть 2

Писем таких много. Кажется, нет региона, где картина была бы иной. В Волгоградской области колхоз «Мировой Октябрь» (!), молокозавод в станице Слащевской отравляют сточными водами реку Хопер. А вот вести из Ярославской области: сырзавод в с. Нагорье, совхоз «Нагорье», льнозавод в с. Святово, химзавод в Переславль-Залесском дружными усилиями наступают на реку Нерль, спуская в нее неочищенные стоки. Безрыбной становится река Анапка в Красно-дарском крае. Текстильный комбинат в г. Барановичи Белорусской ССР практически уничтожил Жлобинское озеро. Реку Псел (Полтавская область) отравляют отходами предприятия белково-витаминных концентратов, ТЭЦ, нефтеперерабатывающий завод. Буинский сахарный завод и другие предприятия Татарии производят залповые сбросы в р. Свиягу. Нуждаются в защите р. Алатырь, протекающая в Чувашской и Мордовской АССР и Горьковской области, р. Ткш в Башкирской АССР.
Берега р, Данилихи, протекающей через центр Перми, превращены в помойку, тучи комаров и мошки поднимаются по вечерам с ее зловонных берегов. Нещадно загрязняется р. Томь в районе Кемерова, травят реки сточными водами предприятия Красноярского края, Амурской области, Хабаровского края. Далеко, «до самых до окраин» простирается наша бесхозяйственная деятельность.
« Ваш журнал призывает не ждать, что кто- то придет спасать водоемы… Нужно, мол, самим приниматься за святое дело. Но как? Я что же, закрою грудью сточную трубу, идущую от скотного двора?» — иронизирует А. Саханов из Новгородской области.
Как же все-таки конкретно помочь водоемам? Глубокая вера в силу печатного слова заставляет людей браться за перо и рассылать письма с описанием всех местных беззаконий в газеты и. журналы. Далеко не всегда предание гласности вопиющих фактов дает реальную пользу.
Выход видится в другом. Диктатуре ведомств (а все предприятия, которые ведут войну насмерть с нашими водоемами, к каким-нибудь ведомствам да относятся) должен быть положен конец. Ведомству чаще всего абсолютно все равно, какой ценой заплачено за выполненный план и какие издержки при этом понесла та территория, к которой его предприятие «привязано». Отсюда — плохо действующие или вовсе отсутствующие очистные сооружения, залповые сбросы, утекающие ядохимикаты. Как вы думаете, если за отравление водоема директор предприятия заплатит 50 или 100 рублей штрафа, но потом за выполнение плана будет премирован тремя месячными окладами, то какую линию поведения и хозяйствования он выберет?
Противостоять этому ведомственному засилью должен местный Совет народных депутатов, при условии, конечно, что он действительно возьмет власть в свои руки.
Ни один из написавших в редакцию даже не вспомнил о Советах народных депутатов — оттого, надо полагать, что до сей поры не стал Совет хозяином территории.
Почти во всех письмах недобрым словом поминают инспекторов рыбоохраны. За лишний крючок они строго взыскивают с рыболова, и такие конфликты зачастую происходят на фоне сточной трубы, жерлом направленной на водоем. Так кто же наносит рыбным запасам больший вред и почему рыбоохрана наказывает не тех, кто виноват в массовой гибели рыбы, а тех, кого легче наказать? Кроме того, хотелось бы знать: почему бездействуют общества охраны природы? Общества охотников и рыболовов? Думается, что объединенными усилиями они могли бы многое сделать.
В этой связи вспоминается такой эпизод.
Летом этого года в московской телевизионной передаче «Добрый вечер, Москва!» был показан сюжет: группа жителей из микрорайона Братеево организовала пикет, чтобы помешать строительству промышленной зоны близ своего жилья — воздух здесь и без того чрезмерно загазован.
—    Какова ваша дальнейшая программа действий? — спросили у пикетчиков представители телевидения,
—    Будем отзывать своего депутата. Мы голосовали за него, когда выборы в районный Совет были формальными. Он в нашем микрорайоне не живет, интересов наших не защищает — они его за живое не берут. Теперь выберем такого депутата, который разделяет нашу программу защиты окружающей среды.
Пока что нужда в отзыве отпала. Депутат от избирательного округа N9 301, на территории которого находится микрорайон Братеево,— председатель исполкома Моссовета В. Т, Сайкин. Он встретился с руководителями ряда министерств, добился, что одни предприятия будут перепрофилированы, другие примут меры к сокращению вредных выбросов. Возведение новых объектов было приостановлено до выработки окончательного решения с участием жителей Братеева.
Закончить этот обзор читательской почты можно письмом 12-летнего Саши Березкина из г. Краснодара: «В поселке Ильском текла когда-то река Иль. Теперь она похожа на ручей. Бабушка мне рассказывала, что лет десять назад это была полноводная река, и рыба в ней водилась разная: судак, сом, сазан, голавль… Теперь на речку смотреть больно, так она загрязнена. Может быть, взрослые все-таки задумаются, что же они делают? Я хоть и пятиклассник, но хочу принять участие в спасении реки».
Многие авторы писем предлагают свою помощь в спасении водоемов, только не знают, куда и к кому обратиться. И здесь все зависит от того, какую позицию занимает в природоохранном вопросе Совет, какие формы работы будут предложены им или вами. Это может быть и сбор средств на строительство очистных сооружений вашего населенного пункта, или само сооружение их методом «народной стройки», или отработка двух-трех субботников для создания специального фонда — на месте виднее, в чем нуждается водоем.
Вы выбираете депутатов Совета, ваше право — требовать от них защиты интересов территории. В нынешних условиях только Совет и вы сами можете и должны противостоять ведомственному диктату.

Читайте также:

Добавить комментарий