Загрязнение водоемов украины

Не по каждому водоему принимается правительственное постановление, поскольку не каждый из них — Байкал. Но в защите сегодня нуждаются не только Байкал и Волга — тысячи рек, речушек, озер по вине заводов и фабрик, колхозов и совхозов, ТЭЦ и жилищно-коммунальных служб превращаются в мертвую зону.
Сколько бы мы ни взывали к совести и гражданским чувствам руководителей промышленных и сельскохозяйственных предприятий, загрязняющих окружающую среду, положение остается практически неизменным. Оказываясь перед дилеммой — «план» или «сохранение природы», руководители выбирают «план» и даже «план любой ценой». Ни штрафы, ни газетные статьи, ни возмущение общественности существенного влияния на ситуацию в масштабе страны пока не оказывают.
Сотни писем, поступающих в редакцию и рассказывающих о загрязнении больших и малых рек и озер, рисуют удручающую картину уничтожения природных комплексов, О размерах этого бедствия говорит география писем,
«Когда-то наша река Рожая была очень чистой. Дома отдыха, санатории, пионерские лагеря расположились на ее берегах — она дарила людям здоровье. Но заводу пластмассовых изделий в Любучанах это все равно. Отдавать реке свои долги — это в план производства не входит. …Течет в воду и зловонная жижа с молочно-товарных ферм в Мещерском и Валищево да «химия» с люцерновых полей. Все дальше и дальше от дома приходится искать чистую воду» (А. Е. Шу- раев, Московская область).
«Я живу на берегу реки Содышки, учусь в 7 классе. Раньше здесь ловили карпов, потом щук. Теперь вся рыба отравлена…
Искупаешься в реке — тело покрывается каким-то белым налетом, похожим на пыль… На воде постоянно держится нефтяная пленка» (Е. Скородумова, г. Владимир). Другую реку — Ушну — превращает в сточную канаву местный завод (В. С, Ярцев, г, Муром).
В Рязанской области на р. Ранове уже не раз всплывала погибшая рыба. Ибердский спиртзавод кивает на животновод- еский комплекс колхоза имени Присягина, следователь Кораблинского РОВД — на жару. Виноватых нет… Не чище вода в реках Проне и Моше (А. Дмитриев, А. Волошин, г. Корабли но).
«Ока наша мелеет на глазах. Орловская ТЭЦ травит рыбу уже несколько лет подряд: щелочь, кислота, нефтепродукты сливаются в воду, выступая на поверхности радужной пленкой; в прошлом году рыба погибала трижды. Утки, гуси, рыба — все в мазуте. Ну что же это такое? Да разве могут штрафы, наложенные на директора, главного инженера, начальника химцеха возместить ущерб, нанесенный реке? И потом, что толку от этих штрафов, ведь они не заменят погубленной природы!» (В. М. Селихов, г. Орел).
Из Тульской области по Оке плывет белая слизь, по составу идентичная сточным водам Алексинской картонной фабрики (заключение органов рыбоохраны).
Не лучше обстоят дела в Липецкой области. «Раньше я рыбачил в черте города, на реке Воронеж,Сточные воды Новолипецкого комбината сделали свое дело — рыбы нет. В районе тракторного завода вода такая грязная, что пойманная рыба покрыта мазутом, лески на глазах из белых становятся черными. А Липецкое водохранилище стало стокоприемником местной птицефабрики.
Я сам видел, как по берегам валялось множество дохлых рыб и раков…» (С. М. Данилов, г. Липецк).
«Если б вы знали, в каком катастрофическом состоянии пребывает Воронежское водохранилище! Оно превратилось в вонючее болото, зарастает на глазах. А сколько ежегодно в нем погибает рыбы!» (Н. И. Чере- зов, г. Воронеж).
Десна стала ом опасных заболеваний. Она медленно, но неотвратимо умирает. Таково мнение эколога Брянской обл- санэпидстанции В. Адамовича. Одним из главных отравителей Десны является объединение «Брянский машиностроительный завод».
И Вазуза, любимая многими рыболовами, тоже в беде. Со склада райагропромхи- мии, расположенного на ее берегу, минеральные удобрения и ядохимикаты попадают с талыми водами прямо в реку. Совхоз «Соколинский», племзавод «Сычевка», молокозавод, мясокомбинат и другие предприятия Сычевского района немало постарались, чтобы линь, налим, голавль больше не водились ни в Вазузе, ни в Лосьмине. Нефтяная пленка да сине-зеленые водоросли — вот чем встречает рыболовов некогда кристально чистая и рыбная река (В. Ю. Штрип- кин, Смоленская область).
«Река Стоход на Волыни была изумительно красивой, со множеством рукавов и проходов, отсюда и получила название «сто ходов». Язь, угорь, карась, налим, окунь, линь, щука — все это было в таком количестве, что, казалось, переловить невозможно. Изобиловала рыбой и река Стырь. Заводы Луцка да бездумная мелиорация доконали эти водоемы. Нужно бить изо всех сил в двери тех министерств, которые губят нашу красоту» (В. Д. Пустовалов, г. Луцк).
«В г. Верхнеднепровске недалеко от насосной станции установлена наклонная труба, по которой с обрывистого берега в Днепр текут фекальные воды. И это при том, что в двух километрах от клоаки — нерестилище, а в районе с. Аулы идет забор воды для нужд нашего города» (А. С. Куренной, г. Днепропетровск) .
«Белая вонючая вода в Орловском ставке (Чугуевский район) и рыба, плавающая кверху брюхом,— сердце замирает всякий раз, как вспоминаю эту жуткую картину» (И. К. Толстой, г. Харьков).
«По реке Вятке плывут пятна мазута и бензина, какая-то пена и дохлые мерные язи, каких и на удочку не часто выловишь! В реке Медянке дно забито бревнами и трубами, в нее льют неочищенные сточные воды фабрика, баня и свиноферма» (14-летний Алексей Поскребышев, Кировская область).
«Щука и окунь, которых я недавно выловил в реках Мологе и Остречине, насквозь пропахли керосином. Это «заслуга» нашего спиртзавода и ремонтно-механического завода» (А. Н. Фролов, г. Бежецк Калининской области).
«В р. Мету, что протекает в центре г. Бо- ровичи, сбрасывают отходы все заводы и фабрики, каким не лень. По реке плывут нечистоты. Разве это место для отдыха, рыбалки?» (А. А. Балакин, Новгородская область) .
«О нашей р. Пьяне в разных справочниках говорится, что вода в ней очень чистая, берега красивые, водится много всякой рыбы. Может, так когда-то и было — пока не построили в г. Сергаче сахарный завод. Теперь круглый год течет в Пьяну зловонная жижа, подо льдом липнет к рыболовным снастям какая-то слизь, О вкусовых качествах рыбы, пойманной в этой реке, и говорить нечего». «Вода в старице, озерцах и протоках близ поселка Толоконцева, где есть войлочная фабрика, черная, как деготь» (Б. Ф. Медведев, Э. Г. Садретдинов, В. М. Еремеев, Горьковская область).

Читайте также:

Добавить комментарий